Категории раздела

Мои статьи [4]
Статьи опубликованные Мариной Князевой в электронных и печатных изданиях.
Статьи о Марине Князевой [10]
Здесь представлены статьи когда либо опубликованные в прессе, либо на страницах тематических сайтов о творчестве, деятельности и биографии Князевой Марины Леонидовны.
Поэзия [10]
В данной категории представлено поэтическое творчество Марины Князевой
Видео [7]
В этой категории представлены видеоматериалы с участием Марины Князевой

Вход на сайт

Поиск

Друзья Марины

  • Вероника Булычева
  • Stéphanie Acquette
  • Пятница, 25.05.2018, 15:51
    Приветствую Вас Гость
    Главная | Регистрация | Вход | RSS

    Сайт Марины Князевой

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Статьи о Марине Князевой

    ИСКУССТВО ФЕЙ И КОРОЛЕВ

    Раньше на журфаке МГУ был Большой театр. И журфак МГУ тоже был в Большом театре. Они ходили друг к другу в гости: журфак – на постановки, Большой театр – на семинары, в качестве особо почетного визитера. Целые номера газеты «Журналист» были посвящены Большому театру и его солистам: М. Плисецкой, Т. Синявской, А. Ворошило, Н. Бессмертновой и многим другим. «Наши студенты в общении с молодежью Большого театра нашли вдохновение для своего публицистического творчества и написали серию очерков», – обращался к читателям Ясен Николаевич Засурский во вступительной статье (учебная газета «Журналист», № 4–6 (825–827), 1 февраля 1983 года).

    Каждое предложение в упомянутых очерках пронизано таким восторгом и пафосом (Например: «Балет – не профессия. Балет – это судьба».), что кажется, будто автор лопнул от счастья во время написания текста. Вот она, советская монументальность, думаешь.

    Советская ли, не советская, но сейчас на журфаке нет ни Большого, ни маленького – вообще никакого театра. То ли театр теперь не тот, то ли журфак, то ли учебная газета «Журналист».

    На самом деле все было по-другому. Потому что сотрудничество журфака с Большим театром зависело, пожалуй, лишь от одного человека. Оно – было личной чертой Марины Леонидовны Князевой.

    «Жизнь моя строилась так. У меня был пропуск. Я приходила на занятия в классы. Их вел Асаф Михайлович Мессерер. Он ко мне относился как к экзотическому явлению: я, говорит, первый раз вижу журналиста, который раньше всех с утра пришел в класс. Девять-десять часов я проводила там. Брала с собой всякую литературу и между классами училась. А потом вечером выходила на сцену. Там бархатная скамеечка всегда есть сбоку. Не знаю, кому она предназначена, но я ее абонировала. Сидела, смотрела, помогала. Я была просто очарована».

    Таким образом, для журфака Большой театр начался с Марины Леонидовны, ее публикаций в журнале «Юность», диплома о поэзии и поступления в аспирантуру, когда они с Ясеном Николаевичем решили наладить сотрудничество с Большим театром. Марина Леонидовна стала официальным представителем Большого театра на журфаке МГУ и – журфака МГУ в Большом театре.

    Так что все легенды о бесплатных билетах на московскую театральную сцену, которые были доступны любому студенту на факультете, появились как раз в то время и легендами отнюдь не являлись. Бесплатными билетами одаривали и театры, и их солисты Марину Леонидовну – как преданного зрителя, признанного эксперта и просто честного человека, который спекулировать этими билетами не будет. А та, в свою очередь, раздавала билеты студентам: «Однажды у меня был студент из Орловской губернии. К нему приехала мама. И я подарила им по билету. Мама студента пришла на балет с мешком, какой-то огромной сумкой, зашитой веревкой. Села, мешок поставила на пол, сжав ногами, и просидела, нахохлившись, весь спектакль. После с тревогой подхожу к ним, а мама говорит: «Вот теперь могу помереть. Я в раю-то побывала! Я ж все теперь видела! Я ж теперь кто? Я видела, как короли живут, значит, сама – как королева». Достает из мешка другой мешок, отдает мне. Прихожу домой, раскрываю, а там – пять гигантских орловских картофелин. Балет – это действительно искусство фей и королев».

    Благодаря Марине Леонидовне на факультете было много именитых театральных гостей, к примеру, М. Плисецкая. Ее семинары собирали подчас полные аудитории, она могла на слух отличить один балет от другого и издали увидеть, какой солист выступает.

    И таким образом, из всего этого следует – то, что в тех очерках о солистах Большого театра (учебная газета «Журналист», № 4–6 (825–827), 1 февраля 1983 года) была не советская монументальность, а – самая очарованная очарованность, которую мы теперь можем только воображать и вряд ли – испытывать.

    Завершилось все просто: «Не было никаких конфликтов. Это само собой рассосалось. Просто я переросла то, что было, из общефакультетского остался профессиональный интерес, – говорит Марина Леонидовна. – У меня была мысль все вернуть. Но если Плисецкая тогда вела свою тему: «Я хочу знать, для кого я танцую. Я хочу танцевать для ваших студентов», – то теперь ведь везде коммерция. Во всяком случае, это была добрая история».

    Мария Леднева, 4 курс, в/о

    Категория: Статьи о Марине Князевой | Добавил: Владимир (28.02.2015)
    Просмотров: 301 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar